Федорова Александра архитектор

Содержание

Бюро Александры Федоровой

Обратилась за услугами в ООО «Архитектурное бюро Александры Федоровой» после изучения представленных работ архитектора в интернете. Бюро показалось надежным, архитектор удостоена многих премий, победительница многих конкурсов. Кто бы мог подумать, что обращение в это бюро может подвергнуть опасности мою жизнь и жизнь моего ребенка. А также превратит в многолетний кошмар и принесет многомиллионные убытки. Т.к. сложно уложить 3 года потраченных сил, нервов, времени и денег в несколько абзацев, будут очень упрощенные факты: 1.Бюро Федоровой упорно не хочет заключать официальный договор и оформлять платежные документы по закону РФ. Если Вам все же удастся заключить договор, Александра поставит условие – она будет работать только со своими «проверенными» и «надежными» подрядчиками. 2.Авторский надзор Федоровой заключается только в контроле вопросов дизайна. Но если она ошиблась в дизайне и нужно, например, переместить розетки, платить за это будете вы. Конструктивные ошибки тоже присутствуют, например, двери открываются прямо в зеркала, что с этим делать – ваша проблема. Каждая грубая ошибка – «Это такой дизайн». 3.По рекомендации А. Федоровой было выбрано покрытие пола – полимерный наливной пол. Сразу хочу сказать, не делайте его НИКОГДА – даже небольшой дефект локально исправить невозможно, придется снимать весь пол с основанием. Основание для этого покрытия должно быть идеальным. Малейшие движения мебели оставляют царапины на полу, которые невозможно ни заполировать, ни еще что-то с ними сделать. Квалифицированных специалистов нет. Качественного производства растворов, тоже. А т.к. были нарушены технологии и химическая реакция не остановилась, постоянно выделялись ядовитые испарения, что подтвердила экспертиза воздуха. 4.Никаких серьезных расчетов в проекте Федоровой не будет (расчет освещения, теплоснабжения и т. П.), только дизайн. Подобные вещи вам скажут заказать опять же у проверенных подрядчиков, вещи, по которым подрядчиков нет, будут сделаны наобум. 5.Рекомендации подрядчиков Федоровой, на мой взгляд, это чисто мошенническая схема: Вы подписываете договор с каждым подрядчиком отдельно. Все подрядчики друг друга знают, общаются между собой и принимают решения без вас, но в случае любого косяка начинают валить друг на друга, вас, гравитацию, розу ветров, некачественный дом, но договор-то с каждым из них у вас, а не у Александры Федоровой. И вы за свой счет каждый раз исправляете грубейшие ошибки этих подрядчиков. А когда это уже выходит за рамки разумного – начинаете судится. С каждый подрядчиком отдельно. 6.На мои попытки выбрать других подрядчиков – Федорова лучше знает, с кем можно работать. А теперь подробнее о «проверенных» и «надежных»: 7.ООО «СевенСкай Групп» — стеклянные перегородки не соответствовали чертежам, часть стёкол не подходили по размером. Недели скандала с директором. 8.ООО «Окна мира» — окна не имеют маркировки, предоставить декларацию соответствия, законные финансовые и другие документы на мои конструкции ООО «Окна мира» не смогли. Огромные сомнения в немецком происхождении моих окон. Я попыталась связаться с заводом напрямую. Выяснилось, завод обанкротился и закрылся, а его единоличной управляющей была Колотыгина Е. – директор ООО «Окна мира», акционерами – ее родственники. 9.Общестроительные работы: Миронов Николай Викторович – еще одна рекомендация Федоровой. Не согласовывал работы, не согласовывал этапы, игнорировал встречи на объекте, не устранял видимые недочеты, допускал грубые ошибки, которые приводили к огромным тратам и порчи материала. А самый большой подвох кроется в том, что на первых этапах общение с Бюро Федоровой проходит просто великолепно: сотрудники постоянно на связи, вносят в проект столько изменений, сколько вам нужно, а потом вы уже втянуты в какую-то мутную схему подрядчиков, которые превращают вашу жизнь в кошмар и делают опасный для жизни ремонт по рекомендации ООО «Архитектурное бюро Александры Федоровой».

Александра Федорова: «Открываем людям новый формат жизни»

Современные и уместные в любом времени, не устаревающие и через десять, и через тридцать лет, а значит, вечно ценные — такие дома и интерьеры проектирует Александра Федорова. «Создание архитектуры и интерьеров «вне времени» — основной принцип нашего бюро. — В отличие от большинства дизайнерских студий, во всех наших работах мы применяем архитектурный подход: архитектура первична, она определяет качество и долговечность интерьера. Хорошо скроенное пространство проживет десятилетия, построенное на декоре — продержится лишь пару сезонов».

Дом в Пестово. Архитекторы реконструировали фасад. Керамогранит, который они применили в отделке, имитирует бетон, ржавый металл, штукатурку, белый и темный камень. Материалы и геометрия фасада продолжаются в оформлении участка.

Александра Федорова родилась в Москве. С 2000 по 2004 г. работала в составе мастерской UB design в должности ведущего архитектора. В 2001-2004 годах – архитектор ГУП МИиП «Моспроект 4». Начиная с 2004 г. руководит собственным бюро. 
»Архитектурное бюро Александры Федоровой занимается проектированием жилых и общественных зданий, работает в сфере дизайна жилого и общественного интерьера, имеет большой опыт в проектировании вилл на море.
 В портфолио такие проекты, как жилой комплекс на Ходынском поле в Москве, разработка архитектурно-планировочного и ландшафтного решения района Лефортово; застройка территории ГМИИ им. А. С. Пушкина, разработка интерьеров особой зоны Кремлевского Дворца съездов. Работы удостоены десятков престижных наград.

Квартира на Молодогвардейской улице. Диван Hamilton, журнальный столик Bresson, пуф Davis — всё Minotti.

«Декор у нас всегда «съемный». Прежде всего мы создаем оболочку — хороший архитектурный костяк, а детали могут быть любыми: со временем заказчик найдет другие вазы или сменит подушки, повесит другие картины — образ хуже не станет. С обоев и штор интерьер начинать нельзя».

В проектах «Бюро Александры Федоровой» всегда много интересных конструкций, спроектированных Александрой точно по меркам конкретного пространства и изготовленных на заказ. Порой кажется, что мебель как таковая отсутствует: стены, пол, потолок, функциональные объекты составляют единое целое. «В этом суть архитектурного подхода. В отличие от декораторского — когда стены обоями оклеили и вдоль них мебель готовую расставили. У нас же декора нет, а есть объемно-пространственные композиции. Я создаю оболочку, которую можно трансформировать, насыщая или, наоборот, вычищая по желанию и настроению. Чистый холст, на котором заказчик дальше сможет сам импровизировать. Только так можно получить интерьер, который будет современным не только здесь и сейчас. Но и через много лет останется таковым». В то же время архитектор убеждена, что, если не наполнить дом аксессуарами, он будет «сухим».

Дом в Светлогорье. Диван Futura, журнальный столик Orsenigo, круглый журнальный столик Cattelan Italia.

Мебели в привычном понимании в интерьерах Александры немного, тем важнее качество каждого предмета. «Я считаю, на виду стоит оставлять только стол, стулья, диван — то, что по функции более парадное. На чем люди сидят, едят, общаются, а не то, где они белье хранят. От шкафов и километров гардеробных надо избавляться: либо прятать в отдельные комнаты, либо встраивать. В проектах Федоровой реобладают итальянские марки: Minotti, B&B Italia, Molteni&C, Poliform… «Итальянцы больше работают с дизайном — у немцев он часто аскетичен».

Архитектурное бюро Александры Федоровойархитектура и дизайн интерьеровДом в Пестово. «Зона психологической разгрузки» — так автор проекта называет этот фрагмент кабинета. Шезлонг LC4, диз. Ле Корбюзье, Ш. Перриан и П. Жаннере, Cassina. Панели из гипса с 3D-эффектом выглядят так, будто сделаны из мятой бумаги.

Как признается Александра, ее любимая вещь — шезлонг LC4, который с 1965 года по лицензии Le Corbusier Foundation выпускает компания Cassina. Он из тех вещей, что сегодня называют иконами дизайна. Это такая же классика, как сумочка Chanel. Кухни обычно немецкие. «Кухня — вещь прежде всего функциональная, в ней все должно открываться и работать, не ломаться. Поэтому если говорить о механизмах, то здесь предпочтение отдается скорее немецким компаниям». Автор всегда тщательно продумывает систему света. «В сдержанный лаконичный интерьер не обязательно покупать красный ковер для оживления. Достаточно включить подсветку — дом сразу изменит облик и настроение».

Дом в Сочи. Внешняя отделка: керлит. Уличная мебель Vondom, окна Sсhuco. Первый этаж перетекает в открытую террасу с бассейном. Единое напольное покрытие усиливает эффект цельного пространства.Резиденция в Пестово. Дополнительно архитектор спроектировала гостевой дом. Основная его функция — банный комплекс. Уличная мебель Vondom.Дом в Пестово. Прозрачная дверь между спальней и ванной создает перетекающее пространство. На консоли, изготовленной на заказ, картина Андрея Каплина. У окна кресло Baxter. Дом на Новорижском шоссе. В отделке доминирует американский орех. Напольный светильник Cattelani & Smith, люстра Artemide. Квартира на Молодогвардейской улице. Обеденный стол и стулья Poliform, барные стулья Porada, кухня Modulnova, светильники Kevin Reilly. Квартира на улице Столетова. Ванна Victoria & Albert, раковина Arbi, тумба и смесители Antoniolupi. Офис «Архитектурного бюро Александры Федоровой». Стулья Loft Design, стеллаж и стол — по эскизам бюро.

Красота и шик лаконичных интерьеров Александры Федоровой — в сбалансированных пропорциях, выверенных линиях, игре света и тени, а также в гармонии материалов. «Мы обычно много разных отделок миксуем: дерево, камень, стекло, кожу, металл». В проектах Александры можно увидеть на стенах замшу, черное стекло, патинированную медь, керамогранит «под бетон». Обилие фактур делает пространство дорогим, роскошным. Впрочем, при всем богатстве отделок их количество дозировано. «Особенно это важно если речь идет об однотипных материалах».

Дом в Марфино. Бассейн. Дом в Марфино. Фасады отделаны крупноформатным керамогранитом.

«Наша категория заказчиков ориентирована на западный опыт, — рассказывает Александра — Они много путешествуют, многое видят и не хотят возводить стереотипное жилье с маленькими окнами и бежевыми стенами. Даже в Подмосковье мы делаем дома с остеклением в пол. А уж тем более на море. К счастью, таких заказчиков становится все больше: прогрессивных, всем интересующихся. Бывает, что клиенты опасаются плоских крыш и окон в пол. Убеждаем их, что не надо заковывать себя в навязанные рамки, открываем им новый формат жизни. Мы всегда используем индивидуальный подход к каждому. И в итоге получается именно то , что хочется и заказчику, и нам».

По теме: Архитектор Александра Федорова: дом в Пестово

Квартира в ЖК Wellton Park. Люстр Artemide, кухня Valcucine, шкаф Lago.

Одна из последних работ Александры — вилла для летнего отдыха. Такую легко представить где-нибудь в Сан-Паулу или на Ибице. Она находится высоко в горах над Адлером. Вокруг — заповедник. Редкие деревья, тайные тропы, дикие звери. Никаких населенных пунктов, кроме маленькой деревеньки, людей не видно и не слышно. Неудивительно, что подобное окружение сподвигло заказчика на покупку участка. Жизнелюбивый, независимый человек, он решил создать дом-мечту. Такой, чтобы радовал и удивлял глаз. «Он так и сказал мне: придумай нечто, чтобы все изумились, и прежде всего я сам. Необычное, нестандартное — дом, который даже на дом похож не будет», — вспоминает Александра.

Дом в Сочи. Постройка абсолютно непохожа на стандартный дом. Вместо формулы «стены и крыша сверху» — сложная, эффектная конструкция: плотная лента опоясывает стеклянный контур. «Получается своеобразная лента Мёбиуса», — говорит автор.

Постройка и правда поражает нездешним видом. Настолько, что местные жители прозвали ее летающей тарелкой. Яркая форма — заслуга не только архитектора, но и конструктора. «Что обычно строят в горах? Сетка несущих колонн, габариты шесть на шесть и никаких консолей. А у нас практически весь второй этаж висит в воздухе. Восьмиметровая консоль, да еще в сейсмически опасной зоне — смелое, но продуманное решение. Дом выстоит, даже если случится землетрясение. Часто бывает, что архитектор придумает что-то прекрасное, а приходит конструктор и говорит, что воплотить это в жизнь невозможно. Идея рушится. Но у нас, к счастью, такого не произошло. Конечно же, успех проекта во многом зависит от строителей. Архитектор придумал, конструктор разработал, а строители взяли и разбавили бетон другой, более дешевой маркой. В результате плита прогнулась, окна треснули. Поэтому мы беремся за проект только на том условии, что осуществляем авторский надзор».

Квартира на Щукинской. Стена за изголовьем обита кожаными панелями. Рельефная вставка — картина Насти Пит, созданная специально для проекта. Кровать и банкетка Meridiani, конструкция с биокамином по проекту А. Федоровой. Дом в Марфино. Диван и низкий столик Flexform, , светильник Terzani. Дом в Марфино. Раковина Modulnova, сантехника Gessi. Дом в Светлогорье. Для отделки колонны использована плитка Porcelanosa.

О тайнах стиля минимализм, особенностях белого цвета и интерьерах, существующих вне времени, рассказывает руководитель архитектурного бюро Александра Фёдорова.

Александра Фёдорова, архитектор, руководитель архитектурного бюро Александры Фёдоровой

Какая модель работы с заказчиком для вас оптимальна?

Хороша должная мера во всем. Мы не диктаторы, но и не хамелеоны. У нас есть определенный стиль, в котором работаем, современный, минималистичный. Он может быть мягче, жестче, но в целом, мы придерживаемся именно такой манеры. Мы стараемся держать в строгости свой стиль. К нам приходят заказчики, которые понимают, какого рода архитектуру и дизайн предлагает наше бюро, это предложение соответствует их мироощущению, их пониманию комфорта. Объясняем, что хорошо, а что плохо на конкретных примерах, объектах. В процессе этих переговоров, иногда дебатов и дискуссий, наши клиенты растут. Мы растем вместе с ними.

Как сделать процесс коммуникации между архитектором и заказчиком максимально продуктивным?

Если с заказчиком сотрудничаешь не первый год и делаешь не первый проект, то можно позволить такому клиенту почудить. Если видим друг друга впервые, то придерживаемся четких и строгих алгоритмов, разработанных на основе юридических договоров.
Да, у нас жесткая политика. Каждый должен исполнять свою часть договора в указанные сроки и в полном объеме. Как правило, сложности возникают тогда, когда человек хочет качественный дизайн за небольшую сумму или с максимальной скидкой. Это невозможные условия: Дешево и качественно, красиво и молниеносно — условия невозможные.

Бывают конфликтные ситуации в процессе работы?

Бывают, это нормальный процесс. Архитектор должен быть психологом и чувствовать, как вести себя в конфликтных ситуациях. Кроме того, количество таких ситуаций можно минимизировать, если давать всю дополнительную информацию о проекте, рассказывать о выбранном стиле, показывать книги, журналы. Иногда бывает, что заказчики сами записываются на курсы по дизайну, чтобы лучше понимать и разбираться в современном искусстве, дизайне, архитектуре.

Есть ли у вас образ идеального заказчика?

Идеальный заказчик, это прежде всего, единомышленник, человек с хорошим развитым вкусом, врожденным или приобретенным. Совершенно не важно чем он занимается и какое имеет образование. Случается, что человек далекий от искусства прекрасно чувствует композицию, палитру, гармонию, стиль, а бывает — наоборот.

Насколько для вас интересна работа с корпоративным заказчиком?

Мне нравится правильное замечание Тотана Кузембаеа, что «маленькие архитекторы делают большие проекты, а большие проекты делают маленькие архитекторы». Наше бюро занимается как частной архитектурой, так и общественной. Сложность в работе с корпоративным заказчиком проявляется в многоэтапной процедуре согласования работы. Часто процессы эти затягиваются из-за того, что нет возможности общаться с лицами, действительно принимающими решения. Отсюда появляется много ложных ожиданий с обеих сторон.

Ваши профессиональные ориентиры?

В то время, когда я училась, не было такого активного интернет-пользования. Кумиры были у всех одни: Фрэнк Гери, Заха Хадид, Норман Фостер. Когда началась архитеткурная практика, стало ясно, что кумиры — это хорошо, но надо искать свой стиль, свою творческую манеру. Сейчас мне близок Антонио Читтерио.

Как бы вы охарактеризовали свой стиль?

Условно мы его называем эко-минимализм. К дизайну интерьера мы относимся как к архитектуре. Мы говорим заказчику, что и без декора у вас должна быть и будет законченная композиция дома, квартиры, офиса. Вы можете повесить картину, поставить другой диван, но это не изменит основ интерьера, его оболочки.

Мы, прежде всего, проектируем объем, общую целостную композицию. Интерьер — это трехмерная конструкция, оболочка, в которой пространства взаимосвязаны, функциональные зоны объединены.

Вы любите говорить. что лучшие интерьеры — интерьеры вне времени. Что вы вкладываете в это определение?

Для меня, как для архитектора, неприятно было бы, если наши интерьеры оценивали так: «Этот интерьер делали в начале 2000-х годов». Приятно, когда люди приходят и показывают публикацию с интерьером десятилетней давности и говорят: «Хотим такой». Интерьеры «Дома над водопадом» Фрэнка Ллойда Райта актуальны до сих пор, хотя проект реализован в 30-е годы прошлого века.

Если говорить о составляющей вашего стиля, то можно смело заметить, что вы используете в дизайне интерьера белый цвет по максимуму. Почему он выбран в качестве доминанты?

Опубликованные интерьеры действительно выглядят белыми. Однако все не так просто. Это издержки фотографии и цветокоррекции.. Стопроцентный белый мы используем только для покраски потолка. Остальные поверхности имеют другой, близкий к идеально белому оттенок: теплый белый, молочно-белый, серовато-белый.

Использовать чистый белый в интерьере на больших поверхностях — неправильно, интерьер получается стерильным и мертвым. Однако «белые интерьеры» тем и хороши, что цвета можно добавить за счет мебели и декора. Всегда есть предметы, которые можно заменить: кресло, ковер, посуда, цветы, наконец. Именно они придают акцентности интерьеру. Если стены, пол, потолок сделать цветными, то можно создать беспокойную атмосферу. Мы делаем холст, на котором заказчики могут нарисовать в дальнейшем всё, что угодно.

С белым хорошо сочетаются практически все природные и искусственные материалы. Дерево и камень, например, цвет которых близок кофейному, коричневато-серому, в сочетании с белым делают интерьер и уютным, и современным.

Минимализм считают холодным стилем. Вы разделяете эту точку зрения?

Мы не делаем классический или жесткий минимализм, как у японцев, хотя среди заказчиков любители такого стиля есть. Еще раз повторю, мы создаем оболочку, и если человек хочет обуютить, привнести что-то свое в дом, то у него есть и возможность, и право.

Какие материалы вы используете/не используете в дизайне интерьеров?

Если отвечать иронично, то бархатом стены не обиваем и позолоту не используем. Для наших интерьеров характерны дерево, стекло, бетон, однотонные ткани, натуральный и искусственный камень. Любим наливные полы, глянцевые поверхности. К пластику относимся осторожно. Мы не будем использовать те материалы, которые делают интерьер несовременным, дешевым, непрезентабельным. Если же говорить конкретно, то никогда не покрываем стены венецианской штукатуркой.

Дизайн интерьера кабинета.

В проектах вашего бюро очень умело выстроена световая режиссура. Как вы используете возможности светодизайна в интерьере?

Свет — мощный архитектурный приём, способствующий созданию интерьерной композиции, подчеркивающий особенности объемно-планировочного решения. Мы используем по максимуму имеющийся естественный свет, учитываем КЕО (коэффициент естественного освещения), рассчитываем инсоляцию, разрабатываем несколько вариантов световой режиссуры.

С помощью «невидимых источников», например, закарнизных подсветок или встроенного света, можно выделить в интерьере главное, скрыть ненужное, создать разную атмосферу в доме. Потолочные люстры или напольные светильники в виде лошади или зайца голландской компании Moooi могут сами по себе быть эффектными элементами оформления. Такие светильники не только функциональны, но и декоративны. Единственный нюанс — они должны устанавливаться в сомасштабных этим объектам пространствах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *